+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Омская тюрьма особого режима отзывы

Содержание

Блоги / Зоя Светова: «Придется тебя изнасиловать. Жалобы писать любим?». Новые свидетельства о пытках в омских колониях

Омская тюрьма особого режима отзывы

Адвокат Мария Эйсмонт поговорила с бывшим осужденным, которого вместе с десятью другими арестантами омской ИК-10 мучили в пыточной тюрьме. По свидетельству тех, кто сегодня сидит в другой омской зоне, ЛИУ-10, пытки там продолжаются и по сей день.

Фабрика пыток

«Я был осужден в 2013 году и находился в ИК-10, так как у меня был туберкулез. Условия содержания в ИК-10 не соответствовали никаким нормам: ни еда, ни помещения. В камерах был грибок, сырость, «минусовиков» (закрытая форма туберкулеза. — «МБХ медиа») держали в одной камере с «плюсовиками» (открытая форма туберкулеза. — «МБХ медиа») и на наши жалобы начальство колонии не реагировало».

«В августе 2015 года мы написали коллективную жалобу и через телефон переслали жене одного из осужденных, чтобы она направила в Генпрокуратуру в Москву. К нам после этого приезжал прокурор, спрашивал: «Будешь забирать?». Я говорю: «Нет». И расписался. После этого 1 сентября утром всех собрали с вещами, всего 11 человек — тех, кто писал жалобы, и увезли.

Я спрашивал, куда нас везут, но мне не ответили. Я сразу понял, куда нас привезли, когда мы выпрыгнули из машины, так как раньше отбывал наказание в ИК-7. Нас завели в здание СИ-3, хотя этот изолятор к тому времени, как мы знали, был уже закрыт», — так начинается адвокатский опрос бывшего осужденного, сделанный Марией Эйсмонт в середине сентября этого года.

Следы от наручников у одного из заключенных ИК-7 в Омске. Источник: gulagu.net

Это страшный документ, который в очередной раз подтверждает, что пытки в российских колониях не «эксцесс исполнителя» или единичные случаи, а хорошо отработанная система. «Фабрика пыток» работает по давно заведенным лекалам, и пыточные возникают периодически то в одном, то в другом регионе.

«Я первый из группы зашел и сразу получил удары по шее, по почкам. Мне объяснили, куда приехал: «Будешь ходить «корпус 90» (согнутый пополам, спина параллельно полу. — «МБХ медиа»), смотрим только в пол, по сторонам не смотрим, без разрешения голову не поднимаем!».

И говорить можно только: «Так точно!» и «Никак нет!»», — продолжает омский сиделец.

«Нам сказали раздеваться, забрали вещи и поставили к верхней решетке и так мы простояли сутки, голые, без воды и еды, в туалет не выводили.

Потом нас начали по одному заводить в какую-то комнату, где на полу были матрасы. Мне подставили подножку, и я упал на матрас, на голове у меня была наволочка, чтобы я никого не видел.

Мне раздвинули ягодицы, сказали: «Придется тебя изнасиловать. Жалобы писать любим?»».

«Засунули в анал провод и пустили ток. Состояние было такое, как будто тебе оголяют все нервы на зубах и еще их тянут. Они что-то кричали, но я не понимал, что. Потом перевернули на спину, один сел на грудь, и провода подсоединили к половому органу.

Я не видел этих людей; судя по голосам, в комнате было человек пять. Один из них все время держал наволочку, чтобы она не задиралась, еще один держал ноги. Я сильно кричал. Крики были слышны отовсюду, несмотря на то, что они включали музыку очень громко.

Потом нас опять поставили голыми в отсекатель, меня подвесили за две руки наручниками к решетке так, что до пола почти не доставал, приходилось висеть на руках 2−3 часа».

«Система вас сотрет»

«Одного из тех, кто меня подвешивал, я могу опознать. Это Махмадбеков Шодибек Хаджибекович, начальник ЕПКТ (единое помещение камерного типа. — «МБХ медиа»). Я в этот момент был без наволочки на голове, поэтому мог видеть и опознал его, второго я видел, но не уверен, что смогу опознать, помню, что он по виду был из Средней Азии.

Кроме того, пока мы находились на СИ-3, несколько раз (нас) навещал начальник отдела безопасности с ИК-10 Бахтияр Сабиржанович, он был в курсе всего, что с нами там происходило, так что я уверен, что начальник ИК-10 Сысенко (Александр Анатольевич.

— «МБХ медиа») тоже был в курсе, что с нами делают, и они принимали решение о том, чтобы тех, кто жаловался, вывезли на СИ-3 и подвергли пыткам».

«Все время, что мы находились на СИ-3 в ИК-7 с сентября по декабрь 2015 года, над нами издевались, обращались к нам, называя женскими именами, мы сутками стояли в квадратике, нарисованном краской в середине камеры на полу, и кричали правила внутреннего распорядка.

Надо было встать и орать во всю глотку эти правила, многие из нас охрипли, например, Дмитрий Козюков. Смотреть нам разрешали при этом только в потолок. Периодически нас выводили на растяжку, и сотрудники по одному с каждой стороны начинали бить по ногам, чтобы ноги разъехались на шпагат.

Я не мог становиться на шпагат и часто падал, меня поднимали и заново начинали растягивать».

«Махмадбеков Шодибек, начальник ЕПКТ, говорил нам, обращаясь и называя женским именем: «Ты кто? Вас стереть — три секунды. И никто за вас не приедет, у тебя нету миллионов, собрались бороться против системы? Система вас сотрет»».

«После пыток током, подвешивания на сутки и избиений нас завели в камеры, я полторы недели мочился кровью. Также после того, как нас вернули в ИК-10, у меня были проблемы с психикой».

«Из тех, кто участвовал в избиениях и пытках на территории СИ-3 в ИК-7, кроме начальника ЕПКТ Махмадбекова, я смогу опознать Василия Трофимова. Как я понял, он работал там в оперативном отделе. Каждый раз, когда он заходил ко мне в камеру, он почти всегда меня избивал».

«Тем, кого пытали, должна быть обеспечена безопасность»

Я созвонилась с этим бывшим осужденным.

Назовем его Николаем, он не хочет называть свое настоящее имя, но будет готов подтвердить свое свидетельство, записанное адвокатом, тому следователю, который возбудит дело о пытках в омском изоляторе СИ-3.

Я спросила Николая, который, судя по всему, не впервые оказался за решеткой, сталкивался ли он раньше с такими пытками.

Вот его ответ: «У нас в омском управлении бьют постоянно. Но до такого не доходили, чтобы током и полтора суток висеть в наручниках». Причина столь жестокого обращения с заключенными, по мнению Николая, в том, что осужденные пожаловались на плохие условия содержания.

Николай говорит, что сотрудники колонии не считают их за людей, уверены в собственной безнаказанности и говорят буквально следующее: «Скажи спасибо, что ты еще живой и что тебя еще кормят, вас вообще надо перестать кормить и желательно бить три раза в день.

Вас в общество нельзя выпускать».

О том, как 11 осужденных омской ИК-10 пытали в СИ-3, адвокату Марии Эйсмонт рассказал и Дмитрий Козюков, который после этих страшных пыток тяжело заболел и был освобожден по состоянию здоровья, а теперь лечится в питерской больнице.

Дмитрий Козюков во время лечения после пыток в колонии. Мария Эйсмонт

Адвокат Мария Эйсмонт направила в СК заявление о преступлении в отношении Дмитрия Козюкова. По ее словам, проверкой заявления уже занялся местный омский следователь, который дал поручение своему коллеге из Санкт-Петербурга и тот в ее присутствии опрашивал бывшего заключенного Дмитрия Козюкова.

«Также есть еще один заявитель, которого я опросила — заявление по нему на пути в Омск, — продолжает Эйсмонт.

— Вообще речь идет о группе из 11 человек — у нас есть 10 фамилий, 11-го пока не могут вспомнить — которых вывезли в сентябре 2015 года из ЛИУ-10 (туберкулезная больница, все 11 — больные туберкулезом, среди них были инвалиды.

— «МБХ медиа») на ИК-7 в наказание за то, что они много жаловались на плохие условия содержания. И вот их жалобы сначала никуда не выходили, а потом им удалось одну жалобу переслать на волю, и жалоба дошла до Генпрокуратуры, начались какие-то проверки».

«Их повезли их на территорию ИК-7 в этот СИ-3, который уже официально как изолятор в то время не существовал. Но было какое-то здание, которое они по прежнему называют СИ-3, хотя это просто некое помещение, которое по всей видимости использовалось для пыток. Очень дурная слава у этого пыточного места».

«И вот там их держали до декабря с сентября и потом где-то перед Новым годом вернули обратно, когда они полностью отказались от всех жалоб и написали, что никаких претензий не имеют. Кто-то из них до сих пор отбывает наказание, кого-то из освободившихся удалось найти.

Мы знаем, что еще одного из этой группы следователь также опросил, и он подтвердил показания, данные Дмитрием и другим бывшим осужденным, который просит его не называть».

«Наша задача — чтобы следствие опросило всех, опросило подробно и детально, с учетом того, что те люди, которые сейчас еще находятся в заключении, могу подвергаться давлению, им должна быть обеспечена безопасность. Слухи ходят о том, что их запугивают».

«Вообще, при желании несложно понять, кто из сотрудников в конкретное время там находился. Некоторая сложность заключается в том, что у заключенных, когда их пытали, на головах были надеты наволочки, большинство из них не видело лиц своих мучителей, хотя и они кого-то смогли запомнить.

Они также говорят, что могут кого-то опознать по голосам. Наша цель выявить, привлечь к ответственности тех, кто виновен в издевательствах, в истязаниях и в организации этих пыток. Надо понять, что это не какие-то единичные случаи.

Совершенно очевидно, что мы имеем дело с пыточной системой, которая сложилась в Омском ФСИН и существует много лет».

«Он, как трансформер, собран по кусочкам»

Я спросила у Николая, возможно ли изменить тюремную систему, чтобы больше не пытали арестантов. Он ответил: «Конечно, возможно. Нужно, чтобы те, кто этим занимается, понесли наказание».

Стоит отметить, что эти 11 осужденных, которых вывозили на пытки в омскую СИ-3 — обычные уголовные арестанты, не «политические», не «экономические». Люди бывалые и особенно ненавидимые тюремщиками.

Кстати, у такой категории заключенных есть негласное правило: не жаловаться.

Но ситуация была настолько ужасной и пытки столь чудовищными, что арестанты посчитали: молчать нельзя, потому что в омских колониях остались люди, которых может постигнуть та же участь.

«Нельзя это просто так оставить: вот я освободился и ничего про это не говорю. А ведь кого-то там могут убить, — объясняет Николай. — Вот, например, у Димы теперь будет пожизненная инвалидность.

Человек заехал в тюрьму нормальный, он даже мог отсидеть 15 лет или уйти на УДО, выйти и жить нормальной жизнью. А сейчас он не может жить нормальной жизнью. Он, как трансформер, весь собран по кусочкам. Это же ненормально.

Также у кого-то из нас после этих пыток с психикой не в порядке».

«Если будет подан сигнал из центра»

Пару дней назад я получила письмо из омской колонии-больницы ЛИУ-10. Это жалоба осужденных, которые сейчас там содержатся. Они не поставили свои подписи, потому что боятся, что их накажут за жалобы. А жалуются они на унижения, сексуальные домогательства, на избиения, на моральное и психологическое давление.

Как можно изменить ситуацию и проверить эту информацию?

«При желании любую информацию можно проверить, просто в данном случае это скорее всего потребует больше усилий и времени, — говорит Эйсмонт. — К сожалению, это распространенная проблема — страх потерпевших от жестокого обращения рассказать под своим именем о пытках, чтобы не быть подвергнутым еще худшим пыткам».

«Часто мы слышим, что поступили сигналы о насилии из мест лишения свободы, туда приехали адвокаты или правозащитники, а им передали от заключенных отказ от встречи, или даже привели заключенных, и те при них отказались от своих слов.

Тут очень важно убедиться, что волеизъявление отражает истинную волю человека, — продолжает адвокат. — Хорошо помню недавний рассказ моей коллеги Веры Гончаровой, которая давно занимается пытками в колониях в Омской области.

Она приезжала в Омск встречаться с человеком, или как она описала, «тенью человека», и когда того к ней привели, он на словах отказался от встречи с адвокатом, но потом одними губами ей прошептал «помогите»».

После того, как в СМИ появилось множество свидетельств о пытках в колониях в разных регионах России, кажется, уже и в Следственном комитете и в центральном аппарате ФСИН должны понять, что речь не идет о единичных случаях применения «недозволенных методов», а речь о пыточной системе, которую надо срочно менять.

И если в Москве на это решатся, то появится много новых свидетельств, уверена Мария Эйсмонт: «Если будет подан четкий, недвусмысленный сигнал из центра, от руководства СК, ФСИН, Прокуратуры о том, что вот сейчас они действительно собираются по-настоящему разобраться в происходящем, выявить и наказать садистов, прекратить практику пыток в конкретных колониях, о которых много лет известно, о том аде кромешном, что там происходит — если они будут готовы показать действиями, а не только громкими заявлениями начальников, что они начали настоящую работу по искоренению пыток, если они будут готовы предоставить свидетелям и потерпевшим гарантии безопасности — люди, я уверена, начнут говорить».

Оригинал

«Там была мясорубка: зону разбомбили»

Омская тюрьма особого режима отзывы

Ночь на 7 октября в Омске запомнится надолго: накануне в местной исправительной колонии №6 (ИК-6) 150 заключенных устроили бунт, после чего за решеткой ввели особый режим, а в списках пострадавших оказались более 100 зэков.

В Федеральной службе исполнения наказаний (ФСИН) поспешили заявить, что инцидент — всего лишь небольшая потасовка между осужденными.

В то же время, по словам правозащитников, сидельцы устроили в ИК-6 массовую акцию протеста против карательных отрядов из активистов — заключенных, сотрудничающих с администрацией колонии. Подробности произошедшего в омской зоне выясняла «Лента.ру».

Отрицательно настроенные

Утром в понедельник, 8 октября, в региональном управлении ФСИН сообщили, что работа омской ИК-6 вернулась в штатный режим. В управлении отметили, что голодовку, о которой сообщал ряд СМИ, никто из осужденных не объявлял. Сам же бунт, по версии тюремного ведомства, произошел из-за того, что «отрицательно настроенные» осужденные, говоря простым языком, обнаглели.

В выходные они попросили предоставить им сотовые телефоны, разрешить свободное перемещение по территории колонии, открыть штрафные изоляторы и выпустить всех нарушителей режима содержания.

Поскольку требования зэков-бунтарей были явно незаконными, руководство ИК-6 решило ввести на территорию колонии сводный отряд бойцов Росгвардии и спецназа ФСИН.

Тут стоит отметить: ИК-6 — колония строгого режима для «первоходов», то есть осужденных впервые.

«Возникла необходимость изолировать отрицательно настроенных осужденных и провести обысковые режимные мероприятия для пресечения дальнейших беспорядков и предотвращения давления на положительно настроенных осужденных. При проведении данной операции оружие и специальные средства не применялись», — говорится в сообщении УФСИН.

По данным тюремного ведомства, осужденных в ходе спецоперации конвоировали с руками, загнутыми за спину, а ее ход запечатлели при помощи средств видеофиксации. При этом «отрицательно настроенные» сопротивления не оказывали — и их изолировали от основной массы зэков. Сейчас с бунтовщиками работают следовали, а пострадавших в ходе произошедшего, по официальным данным, нет вообще.

«К ним примкнула вся колония»

Между тем руководитель портала Gulagu.net Владимир Осечкин опубликовал приказ от источника во ФСИН, содержание которого противоречит официальной информации о произошедшем в ИК-6.

Из документа следует, что 6 октября в 21:30 по местному времени осужденные отрядов №5 и №6 в количестве 100-150 человек организовали массовую драку и погром в отрядах. Они предприняли попытку освободить заключенных из карантинного отделения, штрафных изоляторов (ШИЗО) и помещений камерного типа (ПКТ).

К бунтующим примкнули осужденные еще из шести отрядов (№3, 4, 7, 8, 9, 10). В результате возникла непосредственная угроза жизни и здоровью осужденных и персонала учреждения, отмечается в приказе ФСИН.

Документ, подписанный временно исполняющим обязанности начальника управления ФСИН по Омской области Русланом Петеневым, предусматривает введение с 7 октября 2018 года в ИК-6 усиленного варианта несения службы по охране и надзору со стороны сотрудников колонии.

Также отменяются свидания осужденных с родственниками, переписки и телефонные переговоры, просмотр кино и чтение литературы, прогулки.— Информация, содержащая в приказе, опровергает все утверждения УФСИН о том, что произошла какая-то небольшая драка, — отмечает Владимир Осечкин.

 — Очевидно, что не менее 100 человек начали массовую акцию протеста, неповиновения. К ним примкнула практически вся оставшаяся колония, а администрация потеряла контроль над вверенным учреждением.

По его словам, осужденные взбунтовались против незаконно организованной в этой колонии секции дисциплины и порядка (СДИП), входящие в которую заключенные (активисты) с негласного одобрения администрации получают право командовать остальными. В момент бунта из окон колонии осужденные вывесили простыни, на которых кровью было написано «Спасите» и «Помогите», отметил он. Осечкин уверен, что администрация утратила контроль над ИК-6, поэтому была вызвана подмога — и силовики начали штурм. Между тем СДИП были запрещены еще в 2010 году, но в омских колониях эта система по-прежнему негласно работает.

— Администрация вербует заключенных как негласных агентов, формирует из них команду, создает им льготные условия содержания, разрешает заниматься спортом, дает дополнительные свидания с родственниками, женами, любовницами, разрешает получать домашнюю пищу и пользоваться сотовой связью, — рассказывает собеседник «Ленты.ру». — За такие послабления эти заключенные с низкой нравственной планкой готовы выполнять любые распоряжения администрации. В частности, в ИК-6 по приказу оперативников они избивали и пытали неугодных заключенных.

В категорию неугодных прежде всего попадают «жалобщики» — осужденные, которые пытаются отстоять свои права, направляя жалобы в разные инстанции, а также заключенные, на которых поступают ориентировки от правоохранителей с тем, чтобы принудить их дать признательные показания и оформить явку с повинной. В разработку членов СДИП попадают также люди из обеспеченных семей. В спецпомещениях этих неугодных раздевают догола и избивают, и если с ними что-то происходит, то доказать причастность оперативных сотрудников, что именно по их команде активисты избили осужденного, невозможно.

«Вывесили кровавые призывы»

— Позвонила на горячую линию мать осужденного и рассказала о бунте, — говорит в беседе с «Лентой.ру» эксперт фонда «В защиту прав заключенных» Петр Курьянов. — Она сказала, что сейчас зайдет спецназ и будет их убивать.

Другие родственники, которые были рядом, слышали выстрелы в колонии. Я попросил родственников, которые были рядом с колонией, поснимать.

На своей странице в  правозащитник опубликовал видео, снятое возле ИК-6 в момент бунта.

— Когда власть в колонии незаконно делегирована активистам, которые якобы встали на путь исправления и помогают наводить порядки в колонии, начинается беспредел, — отмечает Курьянов. — Около тысячи жалоб написали заключенные в этой колонии, а большинство обращений наверняка даже не покидало ее пределы. Администрация под свой контроль ситуацию не брала, а поручила активистам утихомирить бунтующих, но это только усугубило ситуацию — вывесили кровавые призывы о помощи, и ФСИН не придумала ничего лучшего, как ввести спецназ.

По его словам, многие из дежуривших у ворот ИК-6 родственников отчетливо слышали выстрелы с территории зоны. При этом правозащитники «никогда ранее» не сталкивались с тем, чтобы спецназ подавлял бунт с помощью оружия.

Предположительно, стреляли в воздух — но могли быть и другие варианты, а значит, либо администрация колонии чувствует полную безнаказанность, либо ситуация действительно была критической.

Об избыточной силе при подавлении бунта заключенных говорит и Владимир Осечкин.

— По нашей информации, бунт очень жестоко подавляли, — отмечает он. — Очень многих заключенных избили. Сейчас идет мощнейшее давление на осужденных, чтобы скрыть нарушения, идет массовая фальсификация. Тех, кто подвергался насилию со стороны активистов, кто действительно способен дать объективные показания, вывозят из ИК-6. ФСИН готовит наряды об этапировании как минимум 50 осужденных из Омской области в другие регионы, чтобы им заткнуть рот.Руководитель портала Gulagu.net уверен, что к приезду представителей Совета по правам человека (СПЧ) в колонии останутся одни активисты, которые подтвердят официальную версию ФСИН про криминальных авторитетов, требовавших привилегий. Между тем с помощью протеста заключенные хотели привлечь внимание к пыткам и издевательствам, потому что местная ОНК не защищает заключенных — в ней сидят лояльные ко ФСИН люди. После подавления бунта Осечкин всерьез опасается за жизнь «наиболее смелых и говорливых» жалобщиков, которых могут убить, инсценировав суицид.

«Зону разбомбили»

— Там была мясорубка: зону разбомбили, осужденные хотели вообще ее поджечь, с факелами ходили. Начальник колонии сам в шоке, — рассказывает жена одного из осужденных омской ИК-6 Оксана (имя изменено); 8 октября она встречалась с начальником колонии, который показал ей список из более 100 пострадавших в беспорядках.

 — Один заключенный в тяжелом состоянии, остальные — кому руку сломали, кого порезали, с огнестрельными ранениями никого нет. С незначительными ранениями оставили в колонии. Людей, которые, встречаясь с заключенными, оказались случайными заложниками бунта, выводили в потрясенном состоянии. ИК-6 до сих пор в оцеплении, вокруг нее дежурят бойцы ОМОНа и полиция.

Сам начальник колонии в момент бунта был в отпуске — его срочно вызвали на работу после произошедшего. Сейчас в ИК-6 все свидания с заключенными отменены. Саму колонию 8 октября посетила уполномоченный по правам человека в Омской области Ирина Касьянова.— Прошлись по отрядам, ситуация стабилизирована, — сообщила она «Ленте.ру».

 — В результате беспорядков в ряде жилых помещений и столовой выбиты окна, стекла в дверях некоторых помещений. Комнаты для приема пищи и психологической разгрузки не пострадали, как и жилые помещения. Было предложено осужденным высказать свои претензии, мы вели прием, обратился только один осужденный, причем по вопросу, не связанному с событиями в колонии.

Он переживал, что нет связи с родителями. За два часа мы решили этот вопрос, связались с его мамой. Мы также посетили карантин, где содержатся вновь прибывшие заключенные. Там тоже были выбиты окна; никто в карантине не пожелал участвовать в беспорядках.

По словам Касьяновой, в результате бунта пострадали 20 человек, четверо из них — в больнице.

Омбудсмен попыталась выяснить у осужденных причину конфликта, но никто не высказал претензий в адрес администрации.

— Один из побитых был уже в постели, а другой — в курилке, когда их начали избивать другие заключенные, — сообщила омбудсмен. — Из опасной зоны им помогли выйти сотрудники колонии и доставили в больницу, один осужденный находится в реанимации, его состояние стабильно тяжелое.

Касьянова собирается также встретиться с зачинщиками бунта, чтобы узнать у них причину беспорядков. Она уверена: в колонии произошел конфликт между теми, кто встал на путь исправления, и теми, кто «настроен отрицательно».

След АУЕ

Между тем региональные СМИ сообщают, что причиной бунта в ИК-6 могло стать противостояние тюремных активистов и представителей субкультуры АУЕ («арестантский уклад един»).

По негласному кодексу, приверженцы АУЕ защищают неофициальные порядки в колонии, тогда как активисты сотрудничают с администрацией и поддерживают официальный уклад.

Первые якобы посчитали, что у вторых возникло слишком много привилегий: отдых, разговоры по телефону и пронос некоторых запрещенных вещей на территорию учреждения. В ночь на воскресенье они начали унижать активистов, что вылилось в массовую драку.

Предположительно, сотрудники УФСИН были в курсе ситуации, но осознанно не стали предпринимать никаких действий, так как тлеющий конфликт между обеими группами создавал некий баланс: активисты отвечают за внешний порядок и видимость благополучия, представители АУЕ — служат посредниками в контактах осужденных с руководством. Драку оценили как опасное явление лишь тогда, когда в ней стали участвовать 50 человек. Однако силовые методы лишь увеличили ее масштабы почти до 100 человек. После этого УФСИН пришлось привлекать внешние силы, дошло до штурма, информация просочилась в СМИ.

Адвокат Татьяна Егорова со слов начальника ИК-6 сообщала, что якобы группа осужденных избила палками завхоза (осужденного, сотрудничающего с администрацией). Зачинщиком, по ее словам, стал некий чеченец, которого этапировали из другой колонии, где он отбывал одиночное заключение.

Между тем известным чеченцем, отбывающим срок в ИК-6, является Малхо Бисултанов, рассказавший о пытках в ИК-7, куда его временно переводили из «шестерки».

В то же время адвокат Бисултанова Вера Гончарова сообщила «Ленте.ру», что ее подзащитный не участвовал в бунте.

По словам адвоката, после подавления бунта в ИК-6 заключенных вывозят в ИК-7, где, как заявлял Бисултанов, он подвергался пыткам.

— Мой подзащитный вывозился в ИК-7, печально известную своими «воспитательными» методами, как раз для такого воспитания, — отметила Гончарова. — А бунтари, по предварительным данным, требовали освободить людей из ШИЗО и ПКТ — дисциплинарные взыскания выносятся необоснованно в большинстве случаев. Если администрация считает, что осужденный должен быть в изоляции, то он будет сидеть в ШИЗО. Мой подзащитный, находясь в штрафном изоляторе, так долго не видел людей, что общался в камере с пауками и сороконожками, чтобы просто не сойти с ума.

Хотя Бисултанов не говорил, что его били в ИК-6, Гончарова допускает, что ее подзащитного не трогали просто потому, что он предал огласке то, что с ним делали в ИК-7. Между тем приказ ФСИН об особом режиме в ИК-6 может действовать до 30 суток. После такого срока установить реальную картину произошедшего в стенах колонии будет крайне проблематично.

Омск колония особого режима

Омская тюрьма особого режима отзывы

Здравствуйте, в этой статье мы постараемся ответить на вопрос «Омск колония особого режима». Также Вы можете бесплатно проконсультироваться у юристов онлайн прямо на сайте.

Анна Золкина Из-за порыва трубы с кипятком некоторым посетителям пришлось эвакуироваться через окно.

Если для государства человек не желающий стать осведомителем (ну хотя бы на бумаге) или не желающий мыть пол в храме правопорядка — в штабе святых сотрудников — если он враг, то и судить его надо как врага.
А лагерный стукачок или бедолага-мужичок пашущий по 12 часов задаром — это да! Этот человек государству близок и нужен.

В омской колонии заключенные устроили бунт

В театральных миниатюрах нашлось место всему: мистике, зажигательным цыганским пляскам, карнавальным маскам, гротескным колоритным характерам и театральной клоунаде в лучших традициях Чарли Чаплина и британских комиков Монти Пайтон. Великолепные декорации и костюмы были выразительны и символичны.

Анатолия Примачука 5 раз судили по «классической» статье 90-х «хулиганство». По слухам, ныне он один из самых богатых исилькульцев, в нулевые отстроил большой дом, хорошо знал криминальный мир Исилькуля.

В промышленности УИС растут объёмы производства, дополнительно привлекаются к труду тысячи осуждённых.

В строгие условия отбывания наказания помещаются арестанты, замеченные в нарушении режимных правил исправительной колонии.

Омская тюрьма особого режима отзывы

Человека, кто заталкивал в меня гречку, я очень хорошо запомнил, я его лицо никогда не забуду. Звание у него было майор или капитан. Он оперативник с этого же централа. Он высокий, худой, на лицо бритый, светлый. И человека, кто мочился на меня, порезанного, если увижу, узнаю.

Ужас просто. А «спортсмены» эти на воле тоже этим занимаются, раз они так активно унижают людей в тюрьме?

Заявление о предоставлении доверенности от осужденного

  • Заявление о предоставлении краткосрочного свидания
  • Заявление о предоставлении длительного свидания

Заключенные, осужденные на пожизненный срок, проживают в помещениях, рассчитанных на 2 человека. В случае крайней необходимости их могут переселить в одиночные камеры.

Дудки. Дмитрий Быков — о фильме «Дело Собчака» Ксении Собчак и Веры Кричевской

Колония особого режима – это свой замкнутый мир в несколько сотен квадратных метров и бесконечный «день сурка»: одни и те же лица, одни и те же картины перед глазами. Иногда плац режимного учреждения превращается в кусочек пьянящей свободы, ведь было бы неправильным захлопнуть за человеком решетку и забыть о нем.

На особом отбывают наказание осужденные мужчины при особо опасном рецидиве преступления; осужденные к пожизненному лишению свободы, а также осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы на определенный срок или пожизненно. Исправительное учреждение ФКУ ИК №7 имеет собственное производство.

Автор Александр Васин Фото Евгений Кармаев Новый закон запретит устанавливать технические устройства на фасадах объектов культурного наследия.

Осужденные изготавливают на заказ сувенирные кинжалы и кортики, шашки и сабли, ятаганы и палаши, мечи и шпаги. При этом все делается на высшем уровне: лезвия клинков, как правило, украшают гравировкой и позолотой и к каждому прилагают ножны.

Омск ик-7 -издевательства над осужденными

В таких отделах царят не только общепринятые законодательные порядки, но и свои собственные внутри тюремные правила, контролируемые «смотрящим».

А если сопротивляются, то им есть чего бояться. Надеюсь, что по результатам поездки членов СПЧ в омские пенитенциарные учреждения будут возбуждены уголовные дела против тех, кто годами издевался над заключенными, прикрываясь погонами сотрудников ФСИН.

Директор Академического театра драмы, заслуженный работник культуры Казахстана и России Виктор Лапухин отмечает 70-летие.

А если сопротивляются, то им есть чего бояться. Надеюсь, что по результатам поездки членов СПЧ в омские пенитенциарные учреждения будут возбуждены уголовные дела против тех, кто годами издевался над заключенными, прикрываясь погонами сотрудников ФСИН.

Директор Академического театра драмы, заслуженный работник культуры Казахстана и России Виктор Лапухин отмечает 70-летие.

Информация следкома о передаче уголовного дела в суд появилась 29 марта. Удивительно, хотя «обвиняемый противодействовал расследованию», старший помощник руководителя СУ СК России по Омской области Лариса БОЛДИНОВА категорически отказалась назвать KVnews его фамилию. Так же поступила и начальник пресс-службы УФСИН России по Омской области Светлана ПЛОТНИКОВА.

Другие записи в блоге этого автора

УФСИН по Омской области имеет собственный профилакторий, детский оздоровительный лагерь, охотничью базу, где могут отдохнуть и поправить здоровье сотрудники и члены их семей.

Как стало известно БОР55, в марте в порядке апелляции рассмотрели уголовное дело против Василия Чуянова и Анатолия Примачука, членов преступной группировки из Исилькуля. Чуянову назначили 7 лет 1 месяц колонии строгого режима, а также штраф – 5 тысяч рублей.

Примачуку – 3 года 7 месяцев строгого режима. Мужчин признали виновными в разбое группой лиц и похищении важных личных документов.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА «Прайм Крайм».

В пятидесятые годы в районе нефтекомбината были созданы исправительные учреждения «3, №7 и №8, которые существуют и ныне.

Омские лагеря среди арестантов уже давно имеют «славу» пыточных. Репутация омских колоний и изоляторов даже хуже таких известных своими издевательствами мест, как Мордовия, Карелия и Владимир. Свидетельства бывших и нынешних заключенных не оставляют сомнений в том, что в омской системе ФСИН поощряется и даже культивируется девиантная жестокость.

Смотрящего по Омску приговорили к колонии строгого режима

Сотрудников СИЗО было человек шесть-семь. Они мне ноги растянули на матрасе, со всех сторон держат, стянули с меня штаны, трусы и стали ложкой засовывать мне эту кашу в задний проход.

То есть — осужденные СДиПовцы («активисты», в массе своей насильники и убийцы) — это по мнению ФСИН положительные осужденные, «вставшие на путь исправления». И сидят они в сытости и тепле. А те кто отказывается писать заявление о сотрудничестве с оперотделом — это носители враждебной субкультуры. И сидят они в голоде холоде и на нервах.

Основными видами выпускаемой продукции, является продукция металлообработки (токарные изделия, литейное производство, сувенирное холодное оружие и т.д.

), деревообработки, швейного производства (вещевое имущество для спецконтингента и форменное обмундирование для личного состава, обувь, различная спецодежда, постельные принадлежности), производство пластиковых окон, производство продуктов питания.

Там страшные вещи творились. Например, применялись пытки холодом, когда людей без верхней одежды заставляли стоять на улице при сильном морозе. Касьян даже не постеснялся рассказывать адвокатам, как они привязывали осужденных к койкам, как они, по его словам, там «обсерались». Он бравировал этим.

Преобразования в ЛИУ‑2 говорят только об одном — ​если начальник учреждения не позволяет твориться беспределу на вверенной ему территории, то никаких пыток и издевательств не будет.

с него довольно трудно, хотя никакой «изнанки», вполне вероятно, и нет. Но есть устоявшиеся традиции закрытости режимного объекта и внутренний распорядок. Так или иначе, впечатления от экскурсии выходят субъективными.

Люди, которые никогда в жизни не сталкивались с судами и серьезными правонарушениями, понятия не имеют, что собою представляет колония особого режима.

В исправительной колонии особого режима №7 в Нефтяниках прокуратура нашла нарушения трудовых прав осуждённых.

Далее меня кинули лицом вниз на матрац, который находился в середине кабинета, а кто-то надел мне на голову черный мешок, чтобы я ничего не видел.

Очень многие попадают в колонию за распространение наркотиков. Среди них есть наркоманки, ВИЧ-инфицированные. Содержатся они на общих условиях с остальными.

Еще одной особенностью зоны особого режима является определенный распорядок дня, включающий в себя личное время, рабочий процесс, физические нагрузки, питание и культурно-массовые мероприятия.

Город55 побывал в ИК-5, где содержатся рецидивистки, не в первый раз осужденные за тяжкие преступления.

Русский писатель Лев Гумилев, сын Анны Ахматовой, сосланный за подготовку к государственному перевороту за колючей проволокой, посвящал свое свободное время науке и сразу после реабилитации выпустил монографию о древних тюрках. Большая часть территории омских Нефтяников и нефтезавода также была одной большой территорией неволи.

Меня с ранами на животе и шеи в больницу не отвезли. Просто в камеру бросили. На следующий день раны зеленкой обмазали и все. После этого я четыре дня сидел на сухой голодовке, и меня оттуда уже в зону увезли.

Назад в прошлое. Нужна ли в России смертная казнь?

В городе омске открывались новые колонии, которые выполняли заказы Министерства обороны: изготавливали военное снаряжение, лыжи, деревянную тару, гранаты, мины.

ИК — 7 это концлагерь, а на его территории СИ-3 это хуже Американского Гуантанамо.А то что стихи читают, это показуха.Сотрудники, звери- пройдёт время и всё это вам вернётся, не вам вашим детям, не детям вашим внукам.

При отказе от выполнения всех этих действий грозят изнасилованием и засовыванием палки в задний проход. Мне говорили, чтобы я писал письмо жене, где настаивал бы на том, чтобы она искала себе другого мужа, т.к. они сделают из меня «гомосека».

Омская тюрьма особого режима отзывы

Омская тюрьма особого режима отзывы

Задрали руки и потянули за дверь, только завели, не успел оглянуться — надели сразу на голову один мешок, сверху еще мешок, чтобы вообще ничего не видно было, и тянут куда-то. Кричат, матерят всяко, унижают.

Закидывают в какую-то комнату, бросают на пол, рвут трусы и начинают чем-то (потом мы поняли, что водой) мазать ягодицы, промежности, половой орган. Я вырываюсь, кричу, что я инвалид второй группы, у меня спина болит.

Потом киянками по ногам били — отбивали пятки до такой степени, что невозможно даже было наступить.

После утянули нас в клетки.

Бывший зэк показал изнанку жизни в омской колонии № 6

Все это происходит во время прогулки по территории зоны, которую автор видео называет «локалкой».

На втором видеофрагменте показан метод поставки запрещенных веществ на территорию колонии. Груз привязывают к сварочному электроду и перебрасывают через сетку.

Источник «СуперОмска» отмечает, что таким путем в исправительное учреждение чаще всего забрасывают наркотики, алкоголь и сотовые телефоны.

Пресс-служба УФСИН сообщила «СуперОмску», что по фактам, запечатленным на видео, уже назначена проверка.

И зэка бьют, чтоб больше не обратился к ним за медпомощью.

Когда кто-то приезжает, они все красиво сделают, а на самом деле, что творится внутри, — это страшно».

Из письма Павла Фролова, заключенного ИК-7, г. омск « Нужна огласка! Этому нужно положить конец!» «Болит у меня рука, все болит в связи с моими истязаниями.

Ведь меня подвешивали, я сутки висел. Негодяи! На ЛПУ ОБ-11 [областная больница УФСИН РФ по Омской области] я два раза встречался с прокурором, все рассказал ему.

Попросил, чтобы установили камеры в медицинском кабинете и в кабинете приема осужденных. Везде есть, а в этих местах нет!

Ведь сама неотвратимость того, что за ними наблюдают, заставляет вести себя прилично. Говорят, один раз в день молитесь, хватит. Я за всю дорогу за молитву очень много пострадал. Они какого-то своего мулу завели, татарина и он говорит: «Да вам не надо молиться, вы же в тюрьме сидите, режим нарушать нельзя, дома будете молиться».

lilu_omsk

Сзади кожаным шнурком завязывают руки (чтобы от наручников не осталось следов) и надевают на голову пакет.

Избивают пластмассовыми бутылками с водой (чтобы не было синяков). Все это происходит с одобрения начальника ИЗ-55/3 .

В) При досмотре личных вещей все сигареты ломают, шампуни, крема и зубную пасту выдавливают в пакет, после чего приходится все выкидывать; Г) Во время досмотра личных вещей, на протяжении длительного времени, осужденный должен стоять так, как-будто он сидит на стуле, только стула под ним соответственно нет; Д) Во время досмотра большинство вещей и фотографий оказываются на грязном полу, после чего все вещи «сгребаются в комок» и в таком состоянии все запихивается в сумку и таком состоянии они хранятся на вещевом складе; Е) Осужденных заставляют возить по полу мокрую половую тряпку и при этом осужденные могут находиться без какой-либо одежды; Ж) После досмотра личных

СИ-3 Омск

Сзади кожаным шнурком завязывают руки (чтобы от наручников не осталось следов) и надевают на голову пакет.

Избивают пластмассовыми бутылками с водой (чтобы не было синяков).

Все это происходит с одобрения начальника ИЗ-55/3 .

В) При досмотре личных вещей все сигареты ломают, шампуни, крема и зубную пасту выдавливают в пакет, после чего приходится все выкидывать; Г) Во время досмотра личных вещей, на протяжении длительного времени, осужденный должен стоять так, как-будто он сидит на стуле, только стула под ним соответственно нет; Д) Во время досмотра большинство вещей и фотографий оказываются на грязном полу, после чего все вещи «сгребаются в комок» и в таком состоянии все запихивается в сумку и таком состоянии они хранятся на вещевом складе; Е) Осужденных заставляют возить по полу мокрую половую тряпку и при этом осужденные могут находиться без какой-либо одежды; Ж) После досмотра личных

Колонии ОМСКОЙ ОБЛАСТИ

По выпуску некоторых видов оборудования, к примеру, транспортёра для уборки животноводческих помещений, культиватора УИТУ являлось монополистом в бывшем СССР.В конце восмидесятых годов омские исправительно-трудовые учреждения одними из первых перешли на полный хозрасчёт и самофинансирование.

В настоящее время в состав Управления федеральной службы исполнения наказаний по Омской области входят 14 подразделений, из них: общего режима — ИК-8,12; строгого режима — ИК-3,4,6,9; особого режима — ИК-7; два лечебно-исправительных учреждения _ ЛИУ-2,10; лечебно-профилактическое учреждение KGE-11$ колония-поселение ИК-13; воспитательная колония для несовершеннолетних и два следственных изолятора СИЗО-1,2. (ИК-4 расположена в городе Исилькуль Исилькульского района омской области, следственный изолятор №2 — в городе Тара тарского района Омской области).Восстанавливается производственный потенциал УИС.

Омск ик 7 особый режим беспредел

17 августа 2012 г. было произведено изменение режима содержания заключённых, со строгого на особый. Установлен лимит наполнения 1615 мест, включая участок колонии-поселения на 30 мест.

В настоящее время, в исправительном учреждении ещё содержатся и осуждённые, отбывающие наказание на строгом режиме. На особом отбывают наказание осуждённые мужчины при особо опасном рецидиве преступления; осуждённые к пожизненному лишению свободы, а также осуждённые, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы на определённый срок или пожизненно.

КонтактыАдрес: 644029, г. Омск-29, ул. На сайте выложен видеоролик, собравший тысячи просмотров, где некто Руслан Губанов, представившийся бывшим заключенным омской исправительной колонии №7, подробно рассказывает о «мерах воспитания», которые начальники колонии применяют к заключенным.

kromanionez

После нескольких часов пыток, оскорблений и издевательств, требований выполнения незаконных действий, таких как мытье полов, кричать доклад, ходить в согнутом состоянии, любое движение нужно выполнять только с разрешения сотрудника ЕПКТ (разрешение принимается, только, если кричишь), обзывать самого себя и все это снимают на камеру.

(На камеру снимал сотрудник оперотдела по фамилии Лиль.Пытали и издевались надо мной примерно 10 офицеров ИК-7,из их числа я знаю по фамилиям следующих сотрудников: Лиль,Лаптев,КиреевЕ.В.,Плеханов,Манько,начальник ЕПКТ Махланбеков(в его фамилии я могу ошибаться),других сотрудников я не знаю,но опознать смогу.

При отказе от выполнения всех этих действий грозят изнасилованием и засовыванием палки в задний проход.

Подвешивание в «стакане», ток и танцы голышом – заключенный рассказал о пытках в омской колонии

Год назад она навестила своего подзащитного в колонии, и тогда казалось, что ему удастся отбыть свой срок без особых злоключений.

Мне говорили, чтобы я писал письмо жене, где настаивал бы на том, чтобы она искала себе другого мужа, т.к. они сделают из меня «гомосека». Данные действия со стороны сотрудников ИК-7 г.Омска воспринимались серьезно, т.к.

После Нового, 2020 года, Павел сообщил адвокату о том, что его в колонии избили. Травмы зафиксировать не удалось – из медсанчасти так никто и не пришел, несмотря на все его просьбы.

Гончарова попросила местного, омского, адвоката выяснить, что происходит. Тот ответил, что ее подзащитный направлен на очередной профилактический осмотр в больницу, и с ним все в порядке.

А 1 мая с Гончаровой по просьбе ее подзащитного встретился Руслан Сулейманов, только что освободившийся из Омской ИК-7.
Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.